Белая Голубка и Ветер (часть 1)

Птица всё приближалась и приближалась. Вот она сделала ещё несколько взмахов огромными крыльями и мягко села на землю. Позади неё шумело неспокойное море. Птица, важно подняв голову, медленно и чинно шла меж рядов своих собратьев, кричавших на разные лады: «Да здравствует Великий Покоритель моря! Ура Покорителю!» Птица дошла до конца. Остановилась. И вдруг одним прыжком очутилась на высоком камне. Оттуда она обозрела всю толпу своих пернатых соплеменников. Подняла крыло, и шум стаи стих.— Да! Я покорила море, — сказала она. – Да! Я долетела до другой земли. Да! Я видела то, чего не видели вы, — закончила птица. И как только она смолкла, стая взвыла разными голосами, тонами и мотивами. Взвыла так, как могла взвыть стая птиц, гордых тем, что именно их соплеменник сделал это, что именно он долетел до невиданной земли, что это сделал именно ОН, а не какая-нибудь курица с другой земли. Теперь именно эта стая, именно этого острова, считала себя самой Великой, самой Могущественной Стаей во всём мире.
Птица, насладившись почестями стаи, снова подняла крыло и снова начала что-то говорить. Она говорила и говорила. Но что?
— Что он говорит? Дрозд, скажи, что?
— Отстань Голубка, не мешай, — ответил Дрозд, дёрнув крылом. Голубка попрыгала ещё немножко, но не могла услышать ничего из того, что говорил Ястреб. Она отошла от толпы и вздохнула. «Жаль, что здесь нельзя взлететь на дерево!»– подумала она. «Да если бы и можно было, то это не помогло бы. Все ветки в округе были бы заняты сильными птицами. Так всегда!» — вздохнула Голубка. Вдруг почти у самого камня освободилось место. Старая Сова медленно вышла из толпы сгрудившихся птиц. Голубка кинулась туда. «Не заметят», — мелькнуло у неё в голове и она, оторвавшись от земли, полетела. Она летела совсем низко, почти касаясь травы. Она летела так тихо, как только могла, но всё же кто-то заметил её. Она почувствовала лёгкий толчок чьего-то крыла, и тут же её бросило вперёд. Голубка упала на землю и, перекатившись несколько раз, оказалась у самых лап Совы. Сзади послышались смешки. Сова посмотрела на Голубку, недовольно покачала головой и помогла ей встать.
— Никакого уважения, — сказала она и взглянула за спину Голубки. Голубка обернулась и увидела, как Попугай воровато спрятал глаза.
— Никакого уважения, — повторила Сова и посмотрела в сторону Ястреба. Посмотрела и увидела то, что и ожидала увидеть, Ястреб смотрел на неё и на Голубку. Он сошёл с камня с гордым видом петуха, который ходит между своими курами.
— Ты знаешь, это нарушение правил, — сказал Ястреб строго. – Правила строго запрещают какие-либо полёты на собрании. Голубка, ты должна быть наказана. Пять зерен! – сказал он и в этот миг стал похож на грозного идола птицы Грог.
— Пять! – воскликнула Голубка. – Но в округе не осталось ни одного не собранного зернышка, а все мои запасы — это восемь зёрен. Ещё только лишь заканчивается строительство гнёзд, а мои запасы уже пусты.
— Пять! – ещё строже и грознее сказал Ястреб.
— Я за тебя отдам, — прошептала Сова.
— НЕТ! Отдаст она, — сказал Ястреб и ткнул концом крыла Голубку в грудь так, что та упала. Ястреб брезгливо отвернулся и пошёл назад к своему камню. Через секунду он снова заговорил о том, как он летел через океан, но Голубке было уже не до приключений Великого Покорителя. Она сидела на земле и тихо плакала.
— Успокойся, — сказала Сова. – Всё будет в порядке, Голубка. Ты даже не знаешь, моя дорогая, как легко можно решить проблемы, если есть, кому помочь в этом.
«Но что я могу сделать? Как я отдам столько зёрен? На что я буду жить? Ещё много времени, так много. Как жить?» – думала Голубка. Но ничего путного ей не приходило в голову. «Отдать зерна, которые требует Ястреб? Тогда меня ждёт голодная смерть, и Сова не поможет. Не отдавать зёрна? Изгонят из стаи с позором, а там», она посмотрела с высокой ветки в даль, «там тоже смерть». Нет, какое решение она бы не приняла, её ждёт смерть, в любом случае. «Может взять и улететь? Просто взлететь прямо сейчас и отправиться к другому побережью. Нет. Слишком страшно. Там какие-то не известные птицы. Они, наверное, меня убьют». Голубка оторвалась от ветки, набрала высоту и начала кружиться над лесом. Вот там Море, такое холодное, хмурое и страшное. «Да, именно страшное». А вместе с Морем там хулиганит могущественный Ветер. «Там нечего делать мне, такой хрупкой. Ветер сдует меня без усилий. Там могут летать только избранные, самые сильные, самые отважные, самые мужественные». Там скалы побережья, серые и тоже холодные, убивающие своим холодом. А там, там леса уходят в даль и встречаются с Небом. «Ах, Небо забери меня, возьми к Себе. Разве я не заслужила этого? Разве нельзя мне взять и подняться высоко, высоко, так высоко, как только Ты можешь позволить? Прошу тебя, Небо».
Нет, вообще-то, есть одно решение проблемы – перелететь через Море и вернуться сюда, на остров. «Это невозможно, просто невозможно». Голубка посмотрела на чёрные волны, взлетающие в воздух и обрушивающиеся с высоты с диким грохотом вниз.
— Ах! Какая сила, какая мощь! – воскликнула Голубка, восхищенно. Она боялась этой стихии, и, в тоже время, была полна уважения к ней. А над этой чёрной бушующей бездной носится Ветер, взбалмошный и чумной, сильный и непобедимый. Здесь, на острове, никогда не бывало таких сильных ветров, но, если пересечь тонкую границу между землёй и водой, то тут же очутишься в центре урагана. Поэтому, для того чтобы перелететь Море, побороть эту чёрную бездну и победить могущественный Ветер, нужно быть очень, ОЧЕНЬ сильным. С незапамятных времён победителями этого бушующего ужаса были такие сильные птицы, как Ястреб, Орёл, Кондор – самые большие, самые сильные, самые стремительные, самые… «Я? что мне там делать? Погибать?» Хотя конечно желающих во все времена было достаточно. Много самых разных птиц улетело туда, скрылось в тумане брызг, и больше никогда не появилось. Все, кто летел туда, надеялись на победу, именно надеялись, они не верили, потому что верить было бесполезно. Что вера могла сделать против этой бездны? Только надежда. Птица, перелетевшая море в обе стороны, становилась священной, бессмертной для других птиц, недосягаемо величественной, она становилась самой главной птицей на острове, она… Правила? Нет, она властвовала, она восхваляла себя, и была восхваляема другими, она упивалась беспрекословным поклонением ей всех её поданных. Так было на протяжении веков, тысячелетий и это, неизменно, передаётся всем и каждому от родителей.
«Это невозможно», — подумала Голубка. «Значит смерть?»
— Как?! Ты не хочешь отдавать мои зёрна?! – воскликнул Ястреб и его крик оглушил Голубку. Сейчас, стоя здесь перед ним, она была всецело в его власти, перепуганная до смерти, и по-рабски покорная. Её головка упала на белую грудку, и веки прикрывали маленькие глаза, на которые наворачивались слёзы. Она стояла и терпеливо ждала, что Ястреб сделает с ней.
— Я думала, что если Вы окажете мне милость, и простите мой скромный долг, то от этого Вам будет даже лучше чем, если Вы получите с меня все зёрна, а я умру от голода.
— Что за ерунду ты несёшь? Ты хоть думаешь, что говоришь? Как я могу простить тебе твой долг? Что я буду за Победитель Моря, что за правитель?
— Добрый и милосердный, — неуверенно ответила Голубка.
— Добрый?! – закричал Ястреб.
— Милосердный?! – грохнул его голос.
— Ха, ха! Что такое доброта и милосердие? Это слабоволие. Добрый значит слабовольный! А я не могу быть слабовольным правителем. Если я буду слабым как цыпленок, я не смогу управлять птицами, я потеряю уважение, я потеряю лицо. Я стану никем! — кричал Ястреб, бегая взад-вперёд.
— Отдай мне зёрна или сама знаешь, что произойдёт. Даю тебе время, до того как Солнце опустится в Море.
— Слушаюсь, Мой Победитель! – поклонилась Голубка. Взмахнула крыльями и медленно полетела прочь.
«Правильно Сова говорила, что не нужно соваться к нему. Всё напрасно», — думала Голубка, бессмысленно летя вперёд.
Красный диск Солнца опускался в Море и излучал яркий оранжевый свет. Закат был прекрасен как никогда. Отблески прощальных лучей солнца окрасили Море в багровый цвет, и сейчас вода напоминала разбавленную кровь. Свет перекрасил зелёную листву, коричневую кору, свет преобразил мир.
Ястреб летел достаточно высоко, чтобы не задеть ветки деревьев. Он гордо осматривал свои владения, с наслаждением окидывал своим взором всё вокруг. Но вдруг его наслаждению, что-то помешало, какое-то странное чувство, неприятное даже. Он сел на толстую ветку, и осмотрелся вокруг. Деревья, деревья и… Что это? В оранжевых лучах заката белый комок, ставший теперь светло-оранжевым, гордо сидел на ветке и бесстрашно смотрел на него.
— Ястреб, зерна лежат там, на земле, — сказал приятный даже ласковый, но твёрдый голос. – Забирай их, но знай, когда я вернусь из-за Моря, я получу зёрна назад.
— Ты что, Голубка? Ты погибнешь?
— Что это? Ты жалеешь меня, Ястреб? Тебе ценна моя жизнь? Нет! Ты боишься, что я пересеку Море и вернусь. Если я это сделаю, то ты сойдёшь со своего камня. Ты правильно боишься, потому что я выиграю. Знаешь, чего не было у твоих предшественников, у них не было веры, только лишь надежда. Но, на самом деле, этого мало. У меня вера есть, я верю, что сделаю это.
Голубка взмахнула крыльями, поднялась в воздух и полетела к бушующему Морю. Полетела к Морю, которое жаждало чьей-нибудь крови. Полетела к Ветру, которому не терпелось разорвать кого-нибудь в клочки. Она улетела, а Ястреб сидел всё на той же ветке, и смотрел изумлёнными глазами в даль, где скрылась легкая и хрупкая Голубка.

Вторая часть

Об авторе

Арсений

Просмотреть все сообщения

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *